Пятница, 24 мая 2019 20:43

У 84-летней женщины не было детства – теперь нет дома

Оцените материал
(1 Голосовать)

Из ребенка, не имевшего детства - во взрослую жизнь без дома. Узница концлагеря вынуждена жить вместе с дочерью и обивать пороги различных инстанций, чтобы добиться улучшения жилищных условий.

Старых фотографий почти не осталось, сетует Раиса Филипповна. Пока кочевали из дома в дом после войны, многое было утеряно. Хорошо хоть документы сохранились. Свое детство Раиса Хандова вспоминает со слезами на глазах. Ведь оно прошло в концентрационном лагере недалеко от Кенигсберга.

- Я по-немецки до сих пор немножко до 10 умею считать. Но уже стала забывать. Нас били. Так что очень тяжело было, - вспоминает Раиса Хандова.

После войны меленькая Рая с мамой долго скитались, пока их не приютили здесь, в Большесельском районе. В деревне Матренино помогли поставить дом. Там и жили. Сама Раиса Филипповна почти всю жизнь проработала в местном колхозе, ее муж был энергетиком. Потом их семье дали квартиру в Большом Селе.

- Продала квартиру, помогла дочке да внуку. К дочке перебралась. Так и живу, - говорит Раиса Хандова.

Только вот такая жизнь для 84-летней женщины становится опасной для здоровья.

- Баня у нас у реки, внизу, 300 метров. Вручную воду носить. И зимой у нас нет возможности сюда проехать, весной тоже, говорит Ирина Савчук, дочь Раисы.

В этом году своими силами жители Матренино привели дорогу в порядок. А раньше были случаи, что зимой не могла проехать и скорая. К тому же вся большая семья сейчас вынуждена ютиться в одном доме. Прокуратура района встала на защиту Раисы Филипповны, потребовала признать ее нуждающейся и подала в суд на администрацию поселения. Выиграли, но это не помогло.

- Единственное, что мы как администрация на данный момент смогли сделать - это поставить на учет как нуждающуюся в жилом помещении по договору соцнайма, - поясняет Ольга Кольчугина, и.о. главы Большесельского сельского поселения.

Хоть и с оговоркой, что Раиса Филипповна была узницей концлагеря, ее включили в общую очередь. Ведь по закону дети, которые страдали в немецком плену, к ветеранам войны не приравниваются, а значит, и привилегий не имеют.

Ведущий